Таблетка от беспомощности

tabletka-ot-bespomoshhnosti

Очень важно научить ребёнка не быть беспомощным. Касается это детей любого возраста. Наша жизнь устроена так, что родители не могут всё время находиться рядом с детьми, да и растут дети, и, следовательно, рано или поздно захотят расправить крылья. Если вы, конечно, не забрались в какой-нибудь таёжный тупик, но и там беспомощность может очень дорого обойтись. Что означает не быть беспомощным? Это означает понимать, что сделать, как поступить в незнакомой ситуации, принять правильное решение, иметь хоть какой-то минимум информации. Это означает, что ребёнок имеет опыт самостоятельно принимать решения, т. е. не ждёт, что кто-то большой и сильный придёт и всё разрулит, знает как и умеет получить, добыть информацию.
Времена сейчас такие, что дети мало просто гуляют, имея возможность самостоятельно изучить и облазить все местные «достопримечательности». Часто из школы и в школу, другие разные места мы возим их на машине, ведём за ручку… мир современного ребенка, как это не парадоксально, сильно сузился, мы регламентируем почти каждый их шаг, дома мы отводим им небольшую территорию, зачастую резко очерчивая границы, где нельзя ничего пачкать и устраивать «бардак», это касается и множества дополнительных занятий, среди которых ребёнок едва находит узкую щёлочку для собственной мальчишечьей и девчоночьей жизни, и разных огороженных и специальновыделенных мест, типа запертых школьных дворов и детских площадок. Трое пацанов, тихо болтающиеся не на детской площадке или спортивной коробке, сейчас, в наше время, вызывают подозрение, — почему они ничем не заняты? — почему не в специальном детском месте? беспризорники? — хулиганы? Чем меньше мест доступных ребенку, тем меньше его опыт реальной жизни. Мы творчески развиваем детей, социализируем, такое словечко теперь не редкость в повседневном лексиконе, учим приемам самозащиты иногда… А потом сажаем в машину и везем, как беспомощное существо до места назначения. Дети, которые не знают собственного адреса, не знают, как добраться до ближайшей станции метро, как она называется, эта станция, но зато владеют английским, играют на скрипке и умеют настроить компьютер, — совсем не миф. А повстречав какого-нибудь не очень адекватного гражданина на улице, не всегда понимают, что им делать, иногда не соображают хотя бы убежать, цепенеют. Опыт соприкосновения с совершенно посторонними, незнакомыми людьми, опыт интуиции «агрессию несёт в себе человек или мирный настрой» — тоже опыт и очень полезный.
Предметы и игрушки, окружающие наших детей, развивающие и неразвивающие гаджеты часто предлагают готовые решения и совсем не дают возможности понять, как эти решения возникают. В плане экспериментов с различными субстанциями дела обстоят не лучше. Множество игрушек, красивоотремонтированные квартиры, напичканые разными агрегатами, зачастую лишают детей возможности экспериментировать с водой и огнем, а они часто врываются в наш упорядоченный мир очень даже стихийно. Помнится, когда мне было лет шесть, нас с друзьями во дворе накрыла пиромания, мы жгли разные веточки, листики, разводили небольшие костерки и никому из взрослых не приходило в голову отобрать у нас спички, умение обращаться с огнём и спичками входило в обязательный перечень умений старшего дошкольника, как, впрочем, и знание, что жечь можно, а что нельзя. А плакат «Спички детям не игрушка» относился совсем уж к маленьким детям. Нет, я не агитирую выдать спички и зажигалки всем дошкольникам, но понимание, что такое огонь, вода, газ, электричество в стихийном и безопасном проявлении вовсе не лишнее и вполне доступно пониманию детей около 6 лет. И такие вещи, испытанные на практике, да хотя бы и с помощью родителей, запоминаются и понимаются куда лучше, чем самые подробные рассказы или картинки в книжках.
Затронуть такую тему меня побудила прочитанная недавно история о мальчике, который, возвращаясь из спортивной секции, проехал свою остановку, а, выйдя, не понял, где находится и как ему вернуться обратно и попасть домой, ситуация осложнилась тем, что телефон мальчик то ли забыл, то ли он у него разрядился. То есть возникла критическая ситуация, в которой ребёнок оказался без поддержки взрослых и не знал, как ему быть. Как бы мы ни старались всё просчитать и предусмотреть, непредвиденные ситуации возникают, и хорошо, когда ребёнок понимает, что ему делать, умеет найти выход, справиться. Вот ещё один пример. Наблюдала, как в гостях трехлетний ребёнок, играя в прятки, закрылся на замок в туалете, а открыть сразу не смог, повертел — не открывается, сначала он взвыл как сирена, но поняв, что вот прям немедленно его не вызволят, но бегут за инструментами, а значит услышали и не бросили, успокоился и, повертев замок ещё немного, сам себя освободил. Сам решил проблему, потому что опыт кручения замков , открывания и закрывания у него был.
Защищенность детей складывается не только из нашей защиты, она складывается из их собственной самостоятельности, из их владения собственными возможностями, из их собственного умения общаться с окружающим их миром, как дома, так и на улице, за пределами сада, школы, кружка, родительской защиты. Сюда относятся и умение самим одеться, добраться до какой-нибудь вещи, открыть какую-нибудь дверь или замок, даже достать чашку и напиться воды для самых маленьких, для дошкольников постарше сюда прибавляется знание окружающей местности, владение некоторой информацией о себе и родителях, фамилия, имя, телефон и адрес, и умение обратиться на улице к постороннему человеку с вопросом, какой транспорт ведет к школе, дому, близкому другу или любимой тёте, телефоны экстренных служб и как к ним обратиться; к кому, вообще, кроме родителей, он может обратиться за помощью и многое другое.
Чтобы понять, как такие, казалось бы, мелочи важны, нужно поставить себя на место ребёнка. Ребёнок только узнаёт мир, всё, что нам кажется обыденным, знакомым и примелькавшимся, само собой разумеющимся для него новость, терра инкогнита, неизвестности вокруг него гораздо больше, чем вокруг взрослого. Это, как нас поместить внутрь здания, спланированного вне всякой логики, не дать плана и сказать — ищи выход. Кроме всего прочего, как это ни странно звучит, ребёнок не является хозяином собственной жизни. Чаще всего не он решает, куда идти, что делать и как поступать. Это и правильно, у него нет опыта, но наша главнейшая задача этот опыт ему дать. Дать в тот момент, когда он к этому готов. Не раньше, но и не позже. Потому что беспомощность в нестандартных ситуациях, бывает, запоминается на всю жизнь, глубоко душевно, а то и физически, ранит. Да, нестандартная ситуация — не стандартная, её предусмотреть невозможно. Но противопоставить ей мы можем опыт самостоятельности, НЕ зависимости от взрослого, опыт принятия самостоятельных решений, опыт некоторых знаний и умений. Такой опыт нельзя преподать, как мы преподаём математику или язык в школе. Такой опыт начинается буквально с первых шагов, даём ли мы возможность ребенку освоить своё собственное тело, не страхуя излишне, не предугадывая каждое падение, но и не поторапливая: «не бойся, здесь нет ничего страшного», не подаём ли в готовом виде любую вещь, любую новую возможность, перекрывая при этом возможность самостоятельности, собственного достижения и постижения. Даём ли мы ему возможность принимать решения и получать опыт освоения мира. Интересуемся ли у школьника, куда он хочет пойти, в спортивную секцию или на скрипку. Это ведь тоже самостоятельность. Отпускаем ли, ну, хотя бы первоклассника, сгонять в ближайший магазин за чем-нибудь, умеет ли ребёнок применить тот самый долговыпрашевыемый смартфон, чтобы понять, где находится и как добраться до нужного места или там только игрушки. А учим ли переходить дорогу правильно, а делаем ли это сами. Адрес, телефоны, метро, окружающая местность, хорошие соседи (если вдруг ключ потерялся), как перекрыть газ, воду , вырубить электричество в квартире или доме. Умеет ли воспользоваться домашними агрегатами, сообразить себе какую-нибудь еду. Знаю одну семью, в которой ни папа, ни дети не знали, где, в каком шкафу, прячутся их собственные чистые вещи.
Замыкая ребёнка на себе ( отведу в школу- заберу из школы), мы даем ему защиту, но не даём возможности научиться защищать себя самому. Это вовсе не значит, что нужно послать семилетнего ребёнка часов в 9 вечера на другой конец города с пирожками для больной бабушки, или оставить пятилетку посреди вокзальной площади, где много всякого-разного народу, постоять рядом с вещами в одиночку. Всему свое время. Это также не значит, что взрослые не должны регулировать жизнь ребёнка, во сколько ложиться спать, сколько находиться у компьютера, есть ли на обед одни конфеты… НО у ребёнка обязательно должна быть своя территория: свои игрушки, которые он может менять или дарить по собственному усмотрению, своё место, где он сам решает, что, как и где стоит, лежит и хранится, своё душевное пространство, где он же сам решает нравится ему что-то или нет, дружить или не дружить ему с кем-то, хочется ему или нет. Потому что в этом случае он понимает, что именно он сам хозяин своей жизни, сам принимает решения, умеет, в конце концов, это делать. И в семье обязательно должно быть пространство, не материальное, а человеческое, где ребенок может рассчитывать на помощь и защиту родителей, их совет, их поддержку, их понимание, их сочувствие. Все эти вещи, мелочь за мелочью складываются в опыт, опыт, который присутствует даже у самого маленького, недавно явившегося на свет существа.
Есть ещё один большой и значимый момент — как научить наших детей не попасть в поле различных негодяев и преступников, но это отдельный и очень большой вопрос, который требует отдельного рассмотрения. И мы напишем об этом обязательно!

Комментарии:

Добавить комментарий